Почти свободная страна: зачем Украине диппредставительство в Курдистане

Близкое к руководству Иракского Курдистана информационное агентство Rudaw сообщило о готовности сразу двух государств уже в ближайшее время открыть свои дипломатические представительства в регионе. Речь идет о Шри-Ланке, власти которой вели переговоры об организации  консульства еще с 2013 года, и Украине, впервые предложившей открыть свое представительство меньше года назад — в сентябре 2016. Зачем нужно Киеву отправить своих дипломатов в один из самых проблемных регионов мира – в материале РБК-Украина. В столице Иракского Курдистана — городе Эрбиле — уже действуют консульства 38 государств, включая США, Францию и Германию. Именно консульства, так как посольства — главные дипломатические представительства любого государства — работают в Багдаде.

Формально иракская столица является административным центром и Курдистана. Но лишь формально. Регион автономен настолько, насколько это вообще возможно: курды без оглядки на Багдад торгуют добытой у себя нефтью, живут по законам, установленным местным парламентом, и даже военную службу проходят не в иракской армии, а в местных отрядах ополчения-пешмерга. Государственный арабский язык в Курдистане потихоньку уже забывают, все делопроизводство и преподавание в школах и вузах идет на курдском. — Арабский помнят только те, кто учился в школе при Саддаме Хусейне или служил тогда в армии. Молодежь его уже не понимает или почти не понимает. Наши люди чаще бывают в курдских частях Сирии или Турции, чем в южных районах Ирака. Нас почти ничего не связывает с Ираком, кроме валюты и удостоверений личности с гербом. Всем уже понятно, что Курдистан — это не Ирак, — объясняет особенности взаимоотношений региона с остальной страной журналист из Эрбиля Дамга Дервиш.

Курдистан был и остается одним из главных источников головной боли для политиков в Багдаде. Оставшиеся без своего национального государства по итогам межвоенного раздела Ближнего Востока, курды с подчиненным положением не смирились. Вооруженные восстания и организованное сопротивление Багдаду вынудило арабское правительство признать курдское самоуправление на севере страны и разрешить там использование курдского языка наравне с арабским еще в начале 1970-х. Уступки, впрочем, не помешали Багдаду впоследствии травить курдов газом и отправлять в концентрационные лагеря.

Поэтому вполне закономерно именно курды стали едва ли не главными региональными союзниками американцев сперва в борьбе с вторжением Саддама в Кувейт, а затем и в свержении его режима. Годами этот регион оставался самым безопасным в стране, разрываемой межрелигиозным конфликтом. Шиитские и суннитские отряды ополчения, нещадно уничтожавшие друг друга, а порой и мирных жителей в центральных и южных районах страны, в Курдистане почти не показывались. До появления в этих краях «Исламского государства» курдский регион Ирака вообще был одной из самых богатых территорий этой части Ближнего Востока.

Омрачало достаточно обеспеченное существование Курдистана лишь внутреннее противостояние между курдскими политическими партиями, вылившееся даже в полномасштабную гражданскую войну в середине 90-х. Трения между главными политическими силами Курдистана — Патриотическим союзом и Демократической партией — сохраняются и по сей день, хотя и не в такой горячей форме, как два десятилетия назад. Сейчас практически все партии и объединения заняты не войной, а подготовкой к референдуму о независимости Курдистана от остального Ирака.

Референдуму с заранее известным результатом — на предыдущем таком голосовании в 2005 году за полную независимость высказались 99% жителей региона, но так и остался никем не признан. Тоже самое, судя по всему, ждет и референдум нынешний, назначенный на 25 сентября. Похожей будет и международная реакция — еще не проведенный референдум уже осудили не только в Багдаде, но и в Берлине, Вашингтоне и ряде других мировых столиц. — Мы считаем что проведение такого голосования даже если его результаты не обязательны к исполнению, будет отвлекать от первоочередных задач, таких как победа над ИГИЛ, стабилизация региона, возвращение беженцев, борьба с экономическим кризисом и разрешение внутренних политических противоречий, — заявила в июне этого года официальный представитель Госдепа США Хизер Нойерт.

То есть, с учетом сепаратистских настроений, продолжающейся борьбы с ИГ, внутренних политических противоречий, Украина замахнулась на открытие своего диппредставительства не просто в проблемном регионе, а в, наверное, одном из самых проблемных в мире. Однако игнорировать его — значит терять очень и очень многое. Иракский Курдистан исключительно богат нефтью. Это основная статья его экспорта, да что там — почти единственная. Нефти там так много, что в одном лишь городе Сулеймания число долларовых миллионеров с 2003 до 2006 год выросло с 12 до 2000 человек.

По крайней мере, об этом заявлял экс-президент Ирака Джаляль Талабани. В любом случае, игнорировать столь богатый полезными ископаемыми регион, готовый и дальше увеличивать добычу и объемы продажи нефти на внешних рынках, было бы неправильно. В обмен на нефть Украина может предоставить Курдистану продукты своей промышленности. Не только оружие, хотя в краю почти поголовно вооруженных людей только на нем одном можно заработать миллиарды. Есть спрос на авиационные комплектующие, силовые машины, грузовые автомобили (КрАЗ, к примеру, поставлял свои машины иракской армии вскоре после падения режима Хуссейна, кое-что перепало и курдам), автоцистерны и на огромное количество других вещей, производимых украинскими предприятиями.

И продажей нефти, и закупкой промышленных товаров Курдистан занимается напрямую, минуя Багдад. Поэтому вполне логично было бы открыть свое диппредставительство еще и там. Политические же и дипломатические выгоды в перспективе могут быть даже более впечатляющими, чем экономические. Сейчас именно Курдистан стал ядром антиигиловской коалиции, возглавляемой США. О важности этого региона для цивилизованного мира говорит хотя бы количество стран, направивших своих бойцов и свою технику в Иракский Курдистан ради победы над «Исламским государством».

Сейчас там разворачивается мировая война в миниатюре с участием армий десятка европейских государств, частей стран Ближнего Востока и даже австралийцев. Сложившийся военно-политический альянс имеет все шансы пережить «Исламское государство», как созданное для противостояния с СССР НАТО пережило Советский Союз.

Украине сейчас не до прямого вооруженного участия в конфликте в Ираке, но на дипломатическом фронте именно в Эрбиле сейчас можно продемонстрировать общность украинских ценностей и ценностей остального цивилизованного мира так, чтобы это увидели и оценили и на Западе и на Востоке. Ну и кроме того, если вдруг позиция США и Европы, настаивающих на единстве Ирака как государства, изменится, то для установления дипотношений с новым государством Украине достаточно будет лишь поменять консульскую табличку на ту, на которой написано «Посольство». Правда такое развитие событий, несмотря на десятилетия борьбы курдов за независимость, все еще представляется маловероятным.


Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *